Второй дом — Березники

Березники в годы Великой Отечественной войны стали глубоким тылом. Здесь работали предприятия, которые выпускали десятки видов стратегически важной продукции для нужд фронта. Кроме этого, наш город стал спасительной гаванью для тысяч эвакуированных жителей западных и центральных районов страны. Массовая эвакуация на Урал проходила из блокадного Ленинграда.

На 60-й параллели 

 

Жители Ленинграда оставили большой след в жизни Березников. Так же, как Березники, и березниковцы навсегда остались в памяти и в сердцах ленинградцев. По архивным данным, в Молотовскую область было эвакуировано 379 тысяч ленинградцев. Немало их направлялось и в Березники. Вместе с эвакуированными предприятиями в Республику химии на Каме прибыли рабочие и специалисты Ленинградского механического завода, проектного института Гипроалюминий, Ленинградского Театра юного зрителя, дважды Краснознаменное Ленинградское пехотное училище им. С. М. Кирова и простые жители блокадного города. 

Комплексное бюро Гипроалюминия выехало в Березники уже в июле 41-го года. Перед специалистами стояла важнейшая задача — максимально ускорить работу над проектной документацией и рабочими чертежами для магниевого завода. Размещать конструкторов было просто негде. Все учебные, лечебные, культурные учреждения были заняты госпиталями. 

Не занят был только Ленвенский клуб солеваров, где и разместили бюро. А в зрительном зале показывали кино и иногда проходили концерты. Самих инженеров расквартировали в обычных избах. 

Ленинградцам после обустроенных городских квартир приходилось трудно. По воспоминаниям бывшего работника института Зои Чумаковой, особенно сложно было женщинамленинградкам в самом начале жизни в Ленве: «То белье пригорит в русской печке, куда его запихнули для выпарки, то кастрюля сгорит, трудно было, но справлялись». 

Жили одной семьей, вместе переживали и радости, и горе. С началом блокады Ленинграда подавляющая часть работников по условиям не могла забрать с собой на Урал семью, потому сотрудники пытались наладить связь с родными, получить весточку. Работали они по двенадцать часов в сутки, часто не выходя из-за стола, за ним и спали. Как все, недоедали, переживали за родных на фронте и в осажденном Ленинграде. Многие получали похоронки, но после бессонных горьких ночей утром садились за чертежный стол. Благодаря героическому труду проектировщиков в июне 42-го завод получил первые чертежные листы земляных работ и фундаментов цехов. 

 

Девушка Лида из Ленинграда

 

 Воспоминание о драматичной судьбе одной из семей блокадного Ленинграда, которых разлучила судьба в годы войны, сегодня хранится в городском архиве. 

Лидия Малинина родилась в 1926 году в Красном Селе Ленинградской области. У ее родителей Ивана и Федосьи Шлобиных было пятеро детей: три девочки и два мальчика. В сентябре 41-го семье Шлобиных вместе со всеми жителями Красного Села была рекомендовано собраться в эвакуацию. Быстро собрав все необходимое, утром семья была готова к отъезду. Но маму — Федосью Николаевну — с детьми не отпустили, так как она замещала председателя колхоза, ушедшего на фронт. Поэтому ей в срочном порядке было необходимо эвакуировать лесом колхозное стадо коров.  

Отец не оставил ее одну. Детей же оставили на попечение 18-летней сестры. Всех эвакуированных посадили на баржу и по реке Свирь отправили к Волге через Маринскую систему. На Волге всех пересадили на пароходы. Семья Шлобиных оказалась в трюме, где были общие нары для взрослых и детей разного возраста, и грудных, и тех, кто постарше. 

Девочкам Шлобиных было 18, 16 и 14 лет, а брату — 12. До Урала добирались около двух месяцев. Кама уже начинала замерзать. Холод, голод, ни еды, ни вещей. Кормились кто как мог. Дети не знали, что их ждет. Где и как живут их родители? А родители, эвакуируя скот, попали в плен к финнам. Финны, забрав скот, людей в рабство, заняли поселок и стали обживать его как свою территорию. Родители работали у злого, беспощадного хозяина. Особенно доставалось отцу. На долю взрослых Шлобиных выпал тяжкий труд и неизвестность судьбы детей. А их тем временем привезли на Усольскую пристань, где пароход уже ждали колхозники с подводами. Эвакуированных разместили по разным деревням Усольского района. Семью Шлобиных привезли в деревню Ощепково и поселили в семье Малининых, у которых было две избы: летняя и зимняя. Хозяева жили в зимней, а в летней поселились женщина с тремя детьми и четверо Шлобиных. Там была печь, но только одни летние рамы на окнах. На русской печи и спасались всю зиму. В школу в этот год никто не пошел — не в чем было. 

Колхоз давал по 400 граммов муки на человека и немного картошки. Но пришла весна, появилась зелень, а летом стало легче. Помогали колхозу, местным жителям на сенокосе, а те подпаивали их молочком. Осенью следующего года Лида пошла в шестой класс. Летом работала в колхозе. Старшая сестра устроилась в столовую, жить стало полегче. Осенью собирали мороженую картошку, неликвидную капусту. Особенно голодали в первый год жизни в Ощепково. В один из летних месяцев жизни на чужбине в Ощепково на отдых прибыла военная часть. Тогда, в 1943 году, старшая сестра встретила свою судьбу и вышла замуж. Ее муж, родом из Челябинска, снова ушел на фронт, где и погиб. Сестра возвратилась в Ленинградскую область беременной, повторно замуж так и не вышла, дочь воспитала одна. Родители мужа только один раз приезжали из Челябинска посмотреть внучку. Средняя сестра также нашла себе мужа, раненого на фронте, который остался работать в деревне учителем в школе. Уже после войны они вместе переехали жить под Ленинград. Лида очень подружилась с Аркашей Малининым, сыном хозяев дома, где они жили. Учился он в параллельном классе. Вместе учили уроки, вместе катались на катке по реке Кондас.

 На сенокосе он всегда делился с Лидой своей порцией еды, бутылочка молока всегда выпивалась на двоих.  Между ребятами зародились чувства, прекрасные, добрые отношения. В седьмом классе они уже целовались, ходили, держась за руки, по темным улицам деревни. Ходили в церковь, где располагался клуб, на танцы. Там Лида научилась танцевать кадриль... Так прошли 4 года. И опять приказ... Но уже об отправке в родную Ленинградскую область. Возвращались втроем. Средняя сестра осталась с мужем. Целую неделю жили реэвакуированные в вагонах на станции Усольская. Здесь собрался целый состав с жителями Одессы, Ленинграда и других городов. Железная дорога была перегружена. Ждали, не покидая своих вагонов. Жгли костры, спали на нарах. Аркадий Малинин учился уже в техникуме в Березниках и каждый день прибегал встречаться с «девушкой Лидой из Ленинграда». Дружную парочку уже приметили на станции и часто встречали паренька с шутками. Но когда состав все-таки смог выехать со станции, Аркадий увидел лишь хвост последнего вагона... Дома на станции Свирь Шлобиных ждала страшная картина войны. Вокзал, дома разрушены. Оставив беременную сестру с братом, который приболел, Лида пешком побежала в родное село. Перешла вброд речку, встретила знакомую женщину. Она то и сказала, что родители живы, вернулись из плена, но живут в другом доме, так как их был разрушен.

 Когда Лида подошла к дому, то первой увидела отца, он запрягал лошадь. Было ему тогда 54 года. Он показался дочери большим, красивым. Он был кучеряв и носил бороду. Когда он увидел дочь, то спросил: «Чья ты будешь?» — «Папа, ты не узнаешь меня?» Тогда у отца выпала дуга из рук и он, придя в себя, спросил: «Доченька, а ты кто?» Все сестры были похожи друг на друга. 

«Лиденька я, папа!» — сказала дочь. Отец, обняв ее, сказал, что пойдет подготовит маму, а ей не велел пока показываться. Но Лида шла за ним. «Федосья, на станцию состав с эвакуированными прибыл, может, дети наши там», — сказал он жене. «Твои бы слова да Богу в уши», — ответила мать и тут увидела дочь, которую сразу узнала. «Лиденька, ты почему одна?» «Коленька, Коленька-то жив?» — спросила она про меньшего. Лида ответила, что живы все, что ждут на станции. Отец запряг лошадь и поехали на станцию за остальными членами семьи Шлобиных. Этой же осенью Лидия пошла на годичный ускоренный курс дошкольного техникума. Переросших дошкольников готовили к школе... Вскоре, в 47-м году, сюда, в Красное Село, за Лидой приехал Аркадий Малинин и увез ее с собой на Родину. Оба работали на содовом заводе и вырастили здесь трех дочерей. Папа вскоре после войны умер, а мама дожила почти до 90 лет. Лидия Ивановна ежегодно навещала ее и привозила в гости на Урал.

 

   Авторы: Павел Степанов, Валентина Круч 

Благодарим за помощь в подготовке материалов БИХМ им. И.Ф. Коновалова 

Теги:

Добавить комментарий