Театр художников, театр созидания

11 апреля в Березниковском драматическом театре состоялась пресс-конференция с участием директора театра Юлии Белоусовой и занявшего 1 марта должность художественного руководителя Андрея Шляпина.

Вряд ли эту встречу можно назвать «знакомством с новым руководителем» — Андрей Станиславович хорошо известен березниковским театралам. Выпускник ГИТИСа сотрудничает с березниковским театром на протяжение пяти сезонов. На нашей сцене он успел поставить «Барышнюкрестьянку», «Человека в футляре», шекспировскую пьесу «Как вам это понравится», «Пять вечеров» Володина, «Стеклянный зверинец» Уильямса и пьесу Ярославы Пулинович «Земля Эльзы».

Андрей Шляпин признался корреспондентам — над предложенной администрацией театра должностью художественного руководителя он раздумывал долго. Но почему?
— У меня был план — после окончания ГИТИСа я хотел пять лет побыть в свободном плавании и набраться опыта. Любому режиссеру вредно сидеть на одном месте. Должны быть новые города, новые труппы, поиск нового языка. Стационарная работа (помимо того, что это ответственность) в некоторой степени тормозит развитие художника. Режиссура — сложная и гибкая профессия и, на мой взгляд, она требует больше ездить и смотреть. У творческого человека должна быть огромная постоянная подпитка. Сейчас истекает 5 год — поэтому я и сомневался. Перевесило только то, что труппа театра для меня — небезразличные, не чужие люди.
Опять же, нам не такой большой срок в жизни дается — и если ты можешь увеличить количество добра вокруг себя, то этим надо пользоваться. На данный момент контракт заключен на год. Дальше — будем смотреть. Кто знает, может, я не оправдаю надежд.

Сходства и различия
— Когда возникает ситуация смены руководства, то всегда страшно — а вдруг придет человек с другим языком. Но, на мой взгляд, у нас с Денисом Владимировичем Кожевниковым, предыдущим худруком театра (которого город еще долго будет вспоминать как блестящего руководителя!), есть общая профессиональная платформа. Наши взгляды на театр во многом разнятся, но сходств больше. Мы с Денисом Владимировичем свято веруем в то, что театр может менять людей и искусство — вещь в современном мире необходимая. Наверное, не все таких взглядов придерживаются. Я готов понять точку зрения на театр как «не градообразующее предприятие», но значение для города театра не стоит преуменьшать. Мы с Кожевниковым предпочитаем театр не разрушения, а созидания. Можно дискутировать по поводу просветительской деятельности театра — думаю, в эпоху интернета просветительской функции у театра нет, а вот темы для разговора зрителю театр может предложить. И дело даже не в неожиданных трактовках.

О себе и о провинциальности
— Я родился в 1977 году в Иркутске. Закончил среднюю школу, поступил в Иркутский государственный институт, отучился 3,5 года, параллельно был санитаром, медбратом. Потом наши пути с медициной разошлись. Два года работал и охранником в баре, и в аэропорту, и на должности, которую сегодня называют «арт-директором» ночного клуба — в общем, хватался за все, за что хватается молодость. А потом, в 23 года, я впервые связался с театром — поступил в иркутское театральное училище к великому педагогу Валентине Александровне Дуловой. Отучился на специальности «Актер драматического театра и кино», и в 2004 году почти всем курсом мы поехали работать в Омск. Потом я еще один сезон проработал в Тамбовской области и поехал поступать в Москву на режиссуру — но в первый год в ГИТИС в мастерскую Олега Кудряшова я не поступил, хотя дошел до последнего тура конкурса. Отклонили мою кандидатуру со словами «У Андрея светлая голова, но он провинциален».
Действительно, в то время, когда интернет не был распространен, многие актеры в провинции варились в своем соку и смотрели разве что на себя-любимого и любимых коллег. Но провинциальность — не географическое понятие. Скорее, это неспособность к восприятию нового. Когда ты живешь в каком-то укладе и тебе или страшно, или не хочется впускать к себе что-то помимо свода правил и канонов, данных тебе в стихотворении «Что такое хорошо». Это стабильность, устойчивость — и леность души, Новое провоцирует на работу ума, сердца и души, а провинция не любит теребить себя.
На год я остался в Москве, за сезон посмотрел порядка 120 – 130 спектаклей и в 2008 году поступил на режиссерский факультет РАТИ-ГИТИСа, который окончил с красным дипломом.

Художник, прежде чем сделать картину, делает множество этюдов, чтобы выйти на полотно.
А работа со знакомым режиссером — это делать копию с картины. Ты помучился в свое время, выстрадал ее и теперь копируешь. А работа с хорошим режиссером должна проходить в стрессовой ситуации, когда они вместе ищут новые ходы. Но на протяжение двух сезонов в театр будут приглашаться новые режиссеры. Ни одно имя не будет повторяться. Чем больше режиссеров с разными языками приезжает в город — тем лучше для города.

Открытие сезона
— Откроется сезон спектаклем «Обыкновенное чудо» в постановке очень хорошего молодого режиссера Виктории Печерниковой. За свою недолгую работу в профессиональных театрах она уже делала постановки в театре на Таганке, у Калягина, в ТЮЗе у Гинкаса, в школе современной пьесы у Райхельгауза. У нее хорошая команда, она всегда работает со своим художником и режиссером по пластике. Думаю, это будет и для березниковских зрителей, и для труппы интересно. Несмотря на то, что есть хороший фильм Марка Захарова, но там значительно смещены акценты. После этой постановки к нам приедет режиссер, который березниковцам знаком — Владимир Хрущев — с блестящей комедийной пьесой Эрдмана «Самоубийца». У меня катились по щекам скупые слезы режиссерской зависти, когда я ему предлагал поставить ее в Березниках. Потом наступит новый год — новогоднюю сказку приедет делать рязанский режиссер Максим Ларин. Новый календарный год начнется с «Бесов» Достоевского в постановке перспективного режиссера Дмитрия Акимова. Я видел его работы — это очень интересные мысли, он человек молодой, но цельный и умный.

Приглашенные звезды

Зритель предупрежден
20 апреля в Березниках начинаются гастроли Кудымкарского драмтеатра. Сотрудники СМИ поинтересовались — планирует ли руководство театра приглашать в город других режиссеров. — Это прежде всего! Пофамильно программа постановок уже прописана до 2020 года. Могут возникнуть экстраординарные случаи — если режиссера внезапно пригласит МХАТ. И мне кажется, что для театра и города лучше, когда приезжают каждый раз новые люди. Приглашать одного, пусть и полюбившегося, режиссера не совсем рационально. И по внутритеатральным делам — труппа привыкает к человеку. У меня уже седьмая постановка в городе, и актеры не то что знают меня как облупленного, но подходят к работе с идеей «Я знаю, что тебе нужно» — и срезают поисковой путь. 3 – 4 июня (если ничего не случится — подстраховывается Андрей Шляпин) состоится премьера спектакля «Чайка». Треплева в этой постановке сыграет Дмитрий Поддубный, Нину Заречную — Наталья Соколова. Аркадину — новая актриса театра Ольга Любицкая, Тригорина — Денис Ярыгин, Полину Андреевну — Мария Шлейхер. Великую пьесу можно ставить «адресно» — для 40-50-летних, для 30-летних...
Кому предназначена «Чайка» в постановке Шляпина?
— Одна из главенствующих тем в этой пьесе — проблема выбора. Что-то рядом, родное и близкое — или недостижимая мечта. Тема предательства очень сильно прописана и, думаю, эта тема интересна молодому поколению. Поэтому и по приемам, и по языку это будет экспериментальная постановка. Выбрано и предварительное название: «Чайка. Фосфены. Эксперимент с двумя антрактами». Зрителя мы честно предупреждаем об антрактах. Зритель к двум антрактам не привык, но в XIX веке пьесу ставили в классическом варианте: «Первое действие — антракт — второе — антракт — третье — антракт — четвертое». У Чехова важно количество антрактов и большинство московских постановок по Чехову идет с теми антрактами, которые указывает драматург — это соответствует замыслу драматурга и по ритмам спектакля, и по заложенным мыслям. Молодежь почему-то считает, что классика — это как спагетти, то есть длинно и скучно. Будем пытаться их переубедить. Будем пытаться найти язык, адекватный языку современного молодого человека — и «Чайка» будет в первую очередь адресована людям до 30 лет. Это не значит, что остальным будет не интересно, — но их может многое не устроить в постановке. Ну что же, Тристан Бернар блестяще сказал: «Театральная публика хочет, чтобы ее удивили — но чем-то привычным».

От одиннадцати и старше
— Возрастная ниша, которую я условно называю «11+», в нашем городе брошена на произвол судьбы. Детские сказки им уже не интересны, а взрослый репертуар кажется искусственным. Юношеский максимализм требует более острых тем. Понятно, что им надо ходить и на «Человека в футляре», и на «Барышню-крестьянку», и «Сашку», но должны быть и хорошие образцы современной драматургии. В 2000-е годы, может быть, она изу­чала главным образом асоциальные типы, но сейчас драматургия занимается острыми вопросами, в том числе подростковыми. В июне в городе будет работать лаборатория по подростковой драматургии. Курировать этот проект будет Олег Лаевский. Любопытно узнать, какую реакцию она вызовет — мы хотим пригласить на нее и учителей, и подростков, которые к тому времени не разъедутся из города. Как она работает? Приглашаются три режиссера, берут три пьесы и за пять дней полностью готовят эскиз будущего спектакля — в декорациях, с музыкальным, световым, пространственным решением.

Счастье и ответственность
— Предполагается, что к концу 2017 – началу 2018 года театр будет занимать все помещение Дворца. Это одновременно и счастье, и огромная ответственность. Мы планируем открыть малую сцену — конечно, это зависит от финансов, но, надеюсь, что это произойдет скоро. Малую сцену мы планируем отдать под подростковую драматургию. Не только для пьес — здесь могут проводиться и лекции. Сейчас очень много умных людей, которые колесят по стране и с радостью за небольшие деньги читают лекции. Мы связались с человеком, который будет разрабатывать возможности сотрудничества театра и школы
Кроме этого, планируется привезти в Березники бэби-театр — это направление занимается категорией зрителей от 0 до 5 лет. В России, мне кажется, категорически важно обратить внимание на людей, которым на традиционные детские сказки ходить рано. Их внимание рассчитано на 2 – 30 минут, а дальше начинают капризничать и возиться. Но ребенку до 5 лет нужно развивать ассоциативное мышление, контактировать с другими детьми Под это направление тоже будет отдано одно из помещений, и если мы (ДАЙ БОГ!) получим грант от союза театральных деятелей, то в конце июньских лабораторий состоится показ двух спектаклей интереснейшего театра «Домик Фанни Белл». Чтобы и березниковцы, и актеры узнали, что бэби-театр — это не сюсюканье, а прежде всего театр художника.

Теги:

Добавить комментарий