Счастливые люди

17 апреля отмечается День ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск МВД России.

В преддверии праздника корреспондент «Недели.ru» встретился и поздравил с праздником ветеранов МВД Тину Федоровну и Анатолия Аркадьевича Ельцовых. Корреспондент не успевает сделать шаг в дом, как герои будущей заметки приглашают к обеденному столу — разговоры подождут, да и рассказывать-то якобы нечего. «Вам бы побеседовать с кем-нибудь помоложе…»

Симпатичнейший домик в поселке Чкалово чета Ельцовых приобрела четыре года назад — покупали зимой, когда все недостатки здания были не так заметны. Оказалось, что со зданием придется серьезно поработать. На помощь пришли дети, внуки, родственники, друзья. Создавать нынешний «тихий, райский уголок» Тине Федоровне и Анатолию Аркадьевичу помогали все дорогие им люди. Сейчас здесь спокойно и уютно, но никогда не бывает безлюдно. К Ельцовым постоянно приезжают гости, каждую неделю наведываются дети, друзья по саду, по службе. Бывает, что приезжают и директора школ — что неудивительно, ведь Тина Федоровна долгое время работала в детской комнате милиции и знала всех руководителей по именам. Наконец, огородный сезон затихает разве что в декабре и январе — ветеранам милиции не приходится скучать даже на заслуженном отдыхе.

Вы в Совете ветеранов давно?
Наша беседа не успевает начаться, как у Анатолия Аркадьевича звонит телефон — Совет ветеранов приглашает на торжественный вечер, который состоится в понедельник. Тина Федоровна тем временем, проводит исторический ликбез — оказывается, вначале, давным-давно Совет ветеранов у пожарных и милиции был объединенным. Председатель был из пожарных, подполковник внутренней службы Ольшевский. После его смерти советы ветеранов разделили, а вскоре Тине Федоровне предложили стать его председателем. Она, правда, отказалась.
— Я не привыкла быть председателем — меня уговаривали, но я просто работяга. «Заместителем быть готова» — сказала я. Вот меня и сделали заместителем. И решили, что каждый член совета ветеранов будет отвечать за свое подразделение: участковые, уголовный розыск, следствие, эксперты-криминалисты, ОБХС и ГАИ. Я отвечала за руководство, а потом, когда меня пригласили в учебный центр в школу милиции, еще и за школу. Но три года назад я написала заявление об уходе по состоянию здоровья. Умер уважаемый и знакомый нам человек — и пока я тридцать человек обзвонила и объясняла им, что случилось, мне стало плохо. Подскочило давление. После этого я решила, что мне хватит. Я написала заявление, меня тепло проводили и освободили от членства в совете ветеранов. История знакомства — Мы оба родились в Удмуртии, в деревне — и со школы мы вместе, дружим больше 50 лет.
Он ушел в армию, служил в Германии, мы переписывались. Он не просил меня его ждать, я ничего не обещала — но ждала. Все письма сохранились до сегодняшнего дня. Так вышло, что однажды он написал: домой возвращаться не хочу — тогда в деревнях паспорта не давали, работы в то время не было. Хочется уехать, но все-таки недалеко от родных мест. Лучше всего подходили Березники. Потом он меня за собой потянул, и в 1970 году мы поженились. Анатолий Аркадьевич работал на стройке, а со стройки по комсомольской линии его отправили служить в милиции. Потом, когда у нас уже двое детей было — он работал участковым, я работала в 30 школе, вела математику у пятых-восьмых классов. Вечерами тетради проверяю, к урокам готовлюсь, а он предлагает — может быть, сменишь работу?
«Может, и сменила бы, — отвечаю, — но все равно хочется работать с ребятами. Вот в детскую комнату милиции я бы пошла». Я думала, что пошутила, — а на следующий день он возвращается с работы и говорит — приходи, есть свободное место. Вот так я и попала в милицию. От себя не убежишь — я в школе общественную работу вела, и в милиции меня к ней сразу подключили. Получается, что я на сегодняшний день всего три года общественной работой не занимаюсь. В милиции я работала начальником инспекции по делам несовершеннолетних, работала в кадрах, в учебном центре в школе милиции тоже работала кадровиком… Неплохо служили...
Анатолий Аркадьевич единственный в городе заслуженный работник МВД СССР — так случилось, что вскоре после того как он эту награду получил, Советский Союз распался, и стали присваивать звание заслуженных работников МВД РФ. День вчерашний, день сегодняшний — Тина Федоровна, а с новым поколением работников полиции вы встречаетесь? — Конечно, ведь члены совета ветеранов и наставниками были — поддерживали связь поколений. Да и сейчас она не нарушается. Нас не забывают, нам звонят и молодежь, и из совета ветеранов, приглашают на мероприятия — и мы отзываемся. Идем, пока ноги идут. Не сможем приехать — так и не станем навязываться.

Разве что — не хочу сказать плохого, но когда сейчас встречаешься с директорами школ, с которыми мы работали — они жалуются, что не знают инспекторов. В наше время мы на своих участках знали директоров школ, училищ и их заместителей по именам-отчествам. Может, сейчас заедает бумажная работа — но тогда ее тоже немало было.. Почему-то раньше мы не считались со временем. Мы не помнили о выходных, работали с раннего утра и до позднего вечера. Отложенная бумага — это моя проблема; неважно когда, но с ней нужно справиться и при этом не забывать про живых людей . Выходило так, что как в школе я вечерами работала, так и в милиции вечера проводила с бумагами. Возможно, сейчас молодым сложнее — жизнь ни во что не ставится. Раньше в год бывало около 18 – 20 убийств, а сейчас это месячная норма.

Обычная работа
— Рассказать о работе? Но мы геройств не совершали, просто работали. Были разные случаи, конечно… Годы в 80-е проверяли колодцы с комсомольским оперативным отрядом — тогда было много бродяжек и они там прятались. Осень. Снежок выпал, белым-бело везде. Смотрим — огромные следы, 45 размера, ведут в колодец. «Кто-то туда спустился, давайте проверим». Глядим — а там подучетный парень, он специально на свои валенки надел калоши, чтобы его никто не нашел. Случалось, что «стенка на стенку» молодые люди ходили, по 40 – 50 человек устраивали драки. Если помощников у тебя нет — и ты видишь группу, хочешь предупредить, чтобы глупостей не делали, то я концентрировалась на знакомых людей в этой группе. Если знакомые есть и тебя ребята уважают — никто не тронет и бывало, что драку удавалось предотвратить. Было что-то хорошее в людях всегда, даже если делали нехорошие вещи. Но если знакомых нет — тут уже не соваться.
— Раскрывали и преступления.
Даже убийства раскрывали, но это тоже обычная работа. Ежедневные беседы с ребятами — а чтобы ребенок рассказал что-то, нужно его к себе расположить. Это у меня получалось. Случалось так, что не могли раскрыть мужчины убийство, а я получила достоверные данные — кто и за что… Общаться приходилось с разными людьми. Приходилось и ребят из семьи изымать. Вот семеро ребят в одной семье — ни маек, ни носочков — все было грязным. В четвертом часу ночи пришлось прийти за ними. Шум, нервы — конечно, какие бы ни были — а все-таки родители, и дети от них уходить не хотят. Интересно, где эти дети сейчас…

— Был случай, когда ко мне на работу пришла незнакомая женщина — а я в это время разговаривала с подростками. Я извиняюсь, говорю, что это вызванные на определенное время люди, а для беседы с ними четкое время не установишь — нужно беседовать столько, сколько придется. С одним поговорила, подходит другой. С ребятами, родителями разговариваю — и женщина ждет. Извиняюсь: «Вы уж простите — если ребят от себя оттолкнешь, они в следующий раз не придут». Наконец, с последними поговорила и обращаюсь к женщине. А она говорит мне: «Знаете, у меня никаких вопросов больше нет. Я на все вопросы получила ответы». «Это как?». «Я вас послушала — от вас такое тепло идет, я все свои вопросы разрешила». Спасибо сказала и ушла. Возможно, послушала наши с ребятами разговоры и сделала какие-то свои выводы.

Что еще надо для счастья?
Журналисты семью Ельцовых вниманием не обделяли никогда. Вырезки из старых газет — «Звезда», «Березниковский рабочий» занимают большую папку, в которой все строго подписано и пронумеровано — следствие совмещения строгих привычек школьного учителя и сотрудника правопорядка.
На стене самая свежая вырезка из газеты — с фотографией внука Ивана, морского пехотинца, демобилизовавшегося в прошлом году. История юноши достойна отдельной заметки — гордые бабушка и дедушка рассказывают, что мальчик отправился служить сразу после окончания школы. 11 июня он сдал последний экзамен, а 14 июня уже отправился в Пермь. Решение было взвешенным и жарким — 5 мая парню исполнилось 18 лет, он пошел в военкомат «заранее», намереваясь попасть в морфлот или спецназ. Семья — это главная гордость Тины Федоровны и Анатолия Аркадьевича. Их старший сын Алексей работал директором школы № 2, десять лет был помощником депутата Законодательного собрания, а сейчас занимает пост начальника районного Управления Образования в Усолье. Второй сын — генеральный директор ТЭЦ, живет в Тамбове.

— Жены у них замечательные, дети чудесные, внуки отлично учатся — двое поступили в магистратуру по своим специальностям, внук Никита учится в ВШЭ в Петербурге, с отличием окончил школу, — перечисляют Ельцовы. Университет не окончила только самая младшая внучка — хотя бы потому, что ей всего шесть лет. — Мы считаем, что мы счастливые люди. Благодарны тому, что имеем. Муж хороший, дети хорошие, внуки хорошие — что еще надо для счастья?

Добавить комментарий