Последние свидетели войны

Редакция газеты «Неделя.ru» совместно с Советом ветеранов «Азота» продолжает проект «Последние свидетели войны», приуроченный ко Дню Победы в Великой Отечественной войне.

Вспомним всех поименно, Сердцем вспомним своим. Это надо не мертвым, Это надо живым!

«Мы рассказываем о наших ветеранах «Азота», которые защищали Родину от оккупантов, а после войны помогали становлению родного завода. Благодаря их труду были заложены основы нынешнего успеха и развития одного из крупнейших и градообразующих предприятий Березников».

Шадрин Николай Васильевич
Родился в 1914 году. Старший лейтенант. Воевал на Ленинградском фронте, участвовал в наступательных операциях на Карельском перешейке, под Таллином. Награжден орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией». Работал начальником цеха калиевой селитры БАТЗ.

Город, который защищал
Газета «Азотчик» от 9 июня 1971 года

«Я впервые увидел Ленинград в суровые дни блокады. Едва оправившись от ранения, полученного под Москвой в июле 1942 года, я прибыл в Ленинград через Ладожское озеро в составе огнеметной роты, в которой был командиром взвода. В системе обороны мы заняли участок в районе Лигово. Огнеметы установили в траншеях, участвовали в разведке боем. Перед нами стояла задача не пропустить фашистов к городу, ставшему колыбелью революции. Город имел воинственный вид. Он был оборудован огневыми точками зенитной артиллерии. На улицах множество баррикад с бойницами, нижние этажи домов оборудованы под огневые точки, всюду аншлаги: «При обстреле эта сторона улицы наиболее опасна».
И хотя на городе лежал отпечаток военного времени, Ленинград все же оправился от первой блокадной зимы. Ходили трамваи, налажено было водоснабжение, работала электростанция. Ленинградцы трудились, несмотря на голод и систематические обстрелы. Ели лепешки, состоявшие на половину из травы. Но город жил. Работали театры им. Горького и им. Пушкина. Во время отдыха бойцы нашего взвода побывали на концерте Клавдии Шульженко в клубе им. Капранова.
Плотный огонь зенитных батарей не подпускал к городу вражеские бомбардировщики. После окончания полугодичной высшей офицерской школы техничес­ ких войск Красной Армии я продолжил боевую службу на Ленинградском фронте в качестве командира отдельной роты химической защиты 45-й гвардейской дивизии. Участвовал в освобождении Эстонии и Латвии, в наступательной операции против 39 немецких дивизий, окруженных между Тукумсом и Либавой. Когда закончилась война, наша дивизия отходила через Ленинград. Мы шли через Красное Село, Кировский район, Нарвские ворота. И всюду нас тепло встречали и приветствовали ленинградцы, дарили солдатам цветы, мороженое, поили водой, плакали и обнимали солдат-защитников, победителей. И память об этих встречах не менее дорога, чем те награды (орден Красной Звезды и медаль «За оборону Ленинграда»), которыми отмечено мое участие в защите города. Вторично я был в Ленинграде в 1949 году на строительстве газопровода Кохтла-Ярва — Ленинград. Город уже жил полнокровной жизнью. Следы разрушений были уже почти полностью ликвидированы. А когда я приехал в Ленинград в 1970 году, города-воина уже было не узнать. Там, где располагались наши траншеи и землянки, выросли девятидвенадцатиэтажные жилые дома, шумит листвой 25-летних деревьев тенистый парк Победы…»

В те памятные дни
Газета «Азотчик» январь 1969 года

«Четверть века тому назад вой­ ска Ленинградского и Западного фронтов, перейдя в наступление, окончательно сняли с Ленинграда продолжавшуюся 900 дней фашист­ с­кую блокаду. Мне довелось быть свидетелем и непосредственным участником тех памятных событий. Летом 1942 года в составе огнеметной роты я прибыл в Ленинград по единственному в то время пути — Ладожскому озеру. …Вступив на ленинградскую землю, мы сразу же почувствовали, что находимся во фронтовом городе. Об этом свидетельствовали разрушенные здания, наличие оборонительных сооружений и баррикад на улицах с амбразурами для огневых точек. По радио часто звучали сигналы воздушной тревоги...
…Морозным утром 14 января 1944 года грохот канонады известил о начале боев по прорыву блокады. В результате совместных наступательных действий Ленинградского и Волховского фронтов блокада была прорвана и Ленинград был соединен с «большой землей» сухопутной полосой, правда, первоначально не особенно широкой. Это была победа! Была выполнена первая часть общей задачи — прорыв блокады. Но враг продолжал наносить раны городу. Обстрелы и бомбежки продолжались. Правда, бомбить стали лишь одиночные самолеты, и то — по ночам. Хорошо поставленная противовоздушная оборона сумела сбить спесь с фашистов. Вспоминается один характерный эпизод. Летом 1943 года фашисты предприняли массированный налет на Ленинград. Около сорока самолетов появились в небе со стороны Пулково и были встречены таким плотным заградительным огнем, что были вынуждены повернуть и сбросить груз бомб, не долетев до города. Наш взвод находился в зоне разрывов сброшенных бомб, но, будучи в укрытии, личный состав не имел потерь.
Получив предметный урок, фашисты больше не предпринимали массированных налетов. Обстрелы продолжались и после прорыва блокады. Они разрушали здания, трамвайные пути, контактные сети.
Но ленинградцы быстро восстанавливали разрушения и движение городского транспорта. Слившиеся воедино самоотверженный труд ленинградцев и стойкость, мужество, массовый героизм и воля к победе армии, флота и авиации обеспечили надежную оборону твердыни на Неве — Ленинграда, в январе 1944 года позволили сокрушить глубокоэшелонированную оборону врага, похоронить под Ленинградом мечту фашистов овладеть колыбелью революции, окончательно и навсегда снять 27 января 1944 года блокаду. Сегодня, в день приближения 25-летия со дня исторической даты, приятно вспомнить, что в этой нелегкой борьбе и победе есть и твоя доля…
Приятно и то, что за ратные подвиги при защите города на Неве многие из нас имеют медали «За оборону Ленинграда» и «250 лет Ленинграду».

Бадаев Иван Иванович
Родился в 1925 году. Младший лейтенант. Воевал на 3-м Белорусском фронте в составе 935-го легкого самоходного полка с апреля 1944 года по январь 1945 года. Награжден орденом Славы 3 ст., медалью «За боевые заслуги», юбилейными медалями. Работал аппаратчиком в цехе № 5.

Бой за хутор
Газета «Азотчик» от 20 февраля 1975 года

Иван Иванович Бадаев работает в цехе № 5 аппаратчиком. Но мало кто знает, что он офицер запаса, прошел девятилетнюю армейскую службу, один из тех, кто с освободительными боями прошел Латвию, Литву, Восточную Пруссию, брал Кенигсберг. В апреле 1944 года Иван Бадаев закончил танковую школу младших командиров и в звании сержанта прибыл на 3-й Белорусский фронт в качестве командира орудия самоходной установки. Наша Армия вела наступательные бои. Враг упорно сопротивлялся, но отступал, неся большие потери. Ивану Ивановичу особенно запомнился один бой в Литве.
«…Жаркий июль 1944 года. Наше подразделение самоходной артиллерии, помогая полку пехоты, ведет бой между Вильно и Каунасом, в местечке Рамшишки. Противник не мог удержаться в деревне и был вынужден оставить ее. Отступив, закрепился в полутора-двух километрах вдоль опушки леса и прилегающих хуторах. Впереди и правее деревни, в пятистах метрах разведчики выбили врага из хутора и захватили его. Но немцы обрушили сильный огонь минометов и артиллерии на этот хутор, и наши пехотинцы ждали поддержки. Во что бы то ни стало надо было закрепиться на этом взятом рубеже, а местность от деревни до хутора открытая, простреливается врагом. Мы получили задание — проскочить на самоходках открытую зону, закрепиться на хуторе и подавить огонь вражеской артиллерии и минометов, закрепившихся на опушке леса.
Взревели моторы четырех самоходок. Звучит команда «Вперед!», и мы, ведя огонь с коротких остановок, устремляемся к хутору. Над нами уже кроны фруктовых деревьев, и только тогда замечаем, что две наши машины остались пылающими на поле. Но выполнять задание надо. И уже с хутора ведем из двух орудий усиленный огонь по огневым точкам противника. Огонь немецкой артиллерии становится все слабее и слабее. Вдруг слева от хутора стал нарастать шум моторов. Это немецкие танки и самоходные установки устремились на наши позиции. А этого только и ждали наши соседи — танкисты. Немецкая танковая дивизия не выдержала и обнаружила себя, выведя из леса танки. Борта их машин были открыты нашим танкам.
Началась атака. Наши танкисты, ведя огонь, поджигали одну за другой вражеские машины. Немцы не выдержали такого натиска и увели оставшиеся танки обратно в лес, оставив деревню. А наше наступление продолжалось…»

Пегушин Василий Степанович Родился в 1925 году. В составе войск 1-го Белорусского фронта участвовал в освобождении Польши. Награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны 1 ст., медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина». Работал слесарем в цехе № 5. Награжден медалью «За доблестный труд».

Его фронтовые дороги
Газета «Азотчик» от 8 мая 1980 года

Заинтересовала фотография. На ней молодцеватый гвардеец. Даже искорки в глазах заметны. На груди ордена и медали. За что получены? Интересно знать. И вот Василий Степанович Пегушин рядом со мной. Веду с ним беседу.
… — Первый Белорусский фронт под командованием Жукова освобождал города Ковель, Люблин, Варшаву, Лодзь, Краков. Шли ожесточенные бои,— говорит Василий Степанович. — Вспоминается один бой на Вислинском плацдарме. Фашисты в злобе и ярости бросались в контратаки. В одном из боев мне удалось подбить вражеский танк. За это и был награжден орденом Красной Звезды. У нас еще трое артиллеристов отличились в том бою.
Отчетливо вспоминает Василий Степанович события военных лет. Много еще кровопролитных боев было впереди у Пегушина. И главный — взятие Берлина, разгром фашистского логова и первый праздник Победы.
Грудь воина украсилась наградами: медалями «За отвагу», «За победу над Германией», «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы». Много дорог было пройдено молодым воином в годы войны. После демобилизации из Армии в 1950 году Василий Степанович пришел к нам на завод. Третий десяток лет уже дорабатывает. В пятом цехе его знают как квалифицированного, надежного слесаря по ремонту оборудования. Быстро справляется с работой на автопогрузчике. Не ломит его усталость. Он бодр и молод.

Добавить комментарий